Право на образование в Приднестровском регионе

Республики Молдова и реакция международного сообщества

 

Английский oригинал статьи был опубликован в журнале «Хельсинки Монитор» (Helsinki Monitor)  № 2, 2003, стр. 101-116.

 

Олдрих Андрисек и Михай Греку*

 

Введение

 

На протяжении почти двенадцати лет после обретения независимости Республика Молдова все еще не является целостным государством. Развал Советского Союза привел к образованию 15 новых независимых государств, а также к появлению самопровозглашенных республик, а именно: Абхазской и Южно-Осетинской (Грузия), Нагорно-Карабахской (Азербайджан), Чеченской (Российская Федерация) и Приднестровской – на территории Республики Молдова. Некоторые из этих республик с иностранной помощью сумели создать государственные структуры и учреждения и успешно осуществляют контроль над территорией и населением практически на том же уровне, что и признанные государства.

 

Вероятно, наиболее типичным в этом смысле примером является так называемая "Приднестровская Молдавская Республика" (ПМР).[1] При первоначальной поддержке бывшей 14-ой Советской Армии и последующей негласной, но явной, материальной, финансовой и политической поддержке России, местное руководство сначала заявило об образовании "Приднестровской Автономной Советской Социалистической Республики" и, наконец, 2 сентября 1990 г. провозгласило независимость.

 

Постепенно в "ПМР" были образованы собственные исполнительные, законодательные, административные и судебные органы и созданы собственные экономическая, таможенная, денежная, налоговая, а также образовательная и другие системы. В не признанной ни одним другим государством (за исключением "Абхазии" и "Нагорного Карабаха") "ПМР" есть свои пограничники, которые под собственным флагом и гербом незаконно требуют на границе паспорта.[2] Остаются в силе многие законы советских времен, с поправками и дополнениями.[3] Не менее важно и то, что "ПМР" создала собственные правоохранительные органы, включая секретную полицию в духе КГБ и внушительную армию, превосходящую, по мнению специалистов, армию Молдовы.[4] Население "ПМР" лишено ряда гражданских прав, в частности, не может участвовать в национальных выборах, а при выборах в местный "парламент" и президентских выборах нарушаются международные избирательные стандарты.[5]

 

Непризнанные "государства" на территории бывшего Советского Союза обязаны своим существованием не только иностранной помощи. Хотя существует действительно очень много факторов, которые здесь можно было бы подробно рассмотреть, скажем одно: возведенные в ранг закона интересы монополизировавших власть лиц, пользующихся статус-кво или зависящих от его сохранения, наиболее точно объясняют длительность существования этих стран. Выгоды от подобного положения вещей выходят за пределы такой декларированной политической цели, как государственность, поскольку не облагаемая налогом торговля и производство сигарет, а также нелегальная торговля спиртными напитками, нефтью, наркотиками и оружием, перевозимыми через эти республики, подобные черным дырам, приносят значительные доходы.[6] Еще одной причиной их живучести является явная неспособность международного сообщества (например, Организации Объединенных Наций, ОБСЕ, ЕС или НАТО) разрешить "застывшие" конфликты. Данная проблема до сих пор не решена, потому что ее считают то ли неважной, то ли слишком далекой, если не исключительно "проблемой России". Время показывает, что, как всемирные, так и европейские организации по безопасности, устраивающие встречи в роскошных пригородах Вены или Брюсселя, способны не более чем на декларации и беззубые "выражения обеспокоенности".[7] За исключением редких перемирий, все стратегии, вырабатываемые для борьбы с сепаратизмом, терпят крах. Хотя международное сообщество и провозгласило своей целью территориальную целостность государств, реальные же отношения с сепаратистами и экономические интересы, как мы увидим ниже, доказывают обратное. Как следствие, внимательный наблюдатель легко заметит очевидную несостоятельность политики снисходительного и выборочного отношения международного сообщества к нарушению прав человека на территории непризнанных государств. Недавний отказ Москвы продлить мандат группы содействия ОБСЕ в Чечне свидетельствует о том, что открытый и настойчивый интерес к правам человека со стороны международного сообщества легко приравнивается к вмешательству во внутренние дела суверенного государства.[8]

 

Соблюдение фундаментальных прав и свобод в "ПМР" гарантировано документом, аналогичным советской конституции. Поэтому ничего удивительного в том, что любой "официальный" приднестровский источник заявляет, что права человека полностью соблюдаются, а политика "… направлена на построение открытого демократического общества".[9] Более того, еще в 1992 г. Приднестровский "Верховный Совет" издал указ с изъявлением готовности соблюдать ряд международных документов в сфере прав человека (например, ЕКПЧ (Европейская Конвенция о Защите Прав Человека), МCГПП (Международное Соглашение о Гражданских и Политических Правах), МСЭСКП (Международное Соглашение об Экономических, Социальных и Культурных Правах)).[10] Находящаяся по другую сторону разделительной линии Республика Молдова при ратификации Европейской Конвенции о Защите Прав Человека и Основных Свобод (ЕКПЧ) сформулировала заявление о том, что "…до полного разрешения приднестровского конфликта не сможет обеспечить соблюдение конвенции в отношении упущений и действий органов самопровозглашенной Приднестровской Республики на территории, фактически контролируемой этими органами".[11] Хотя нет информации о какой бы то ни было реакции Приднестровского "Верховного Совета" на это заявление, в 2001 г. Европейский Суд по Правам Человека отклонил данное предварительное возражение Молдовы, аргументируя это тем, что юридическая сила ратифицированной Республикой Молдовой конвенции распространяется на всю ее территорию, и заявил, что "… Суд не считает возможным рассматривать вышеупомянутое заявление как оговорку, допустимую Конвенцией, таким образом, его следует считать недействительным".[12] К сожалению, юридическая щепетильность старательно обходит самую суть проблемы: реальная власть, власть де-факто, все еще в руках сепаратистов, и, когда попираются права человека, у правосудия нельзя найти защиты.[13]

 

В настоящей статье мы попытаемся осветить непосредственно право на образование и показать, насколько серьезно систематически нарушается это отдельно взятое право. Освещение политики, проводимой властями "ПМР" по отношению к ученикам, изучающим румынский язык, т.е. тем, кто использует при обучении латинскую графику[14], в отличие от изучающих молдавский язык (с использованием кириллицы), - сложный вопрос, одним из составляющих которого является упорное отрицание фактическими властями наличия состава правонарушения в их действиях. Эти действия сказываются на тысячах человек, и, несмотря на то, что первое поколение так называемых "внутренних врагов" или "пятой колонны" в скором времени окончит школу, проблема эта по-прежнему очень слабо освещена и запутанна даже для людей осведомленных. Создается впечатление, что все, кроме жертв, смирились с судьбой.[15] Авторы статьи считают, что несоблюдение прав человека, включая право на образование, структурами непризнанных государств касается не только стран, непосредственно столкнувшихся с сепаратизмом, но и всего мирового сообщества. Мы полагаем, что даже в нашем далеком от совершенства мире, против безнаказанности, с которой сепаратистские власти нарушают общепринятые нормы поведения, следует применять санкции.

 

Более того, режимам, нарушающим общепринятые стандарты в области прав человека, необходимо дать понять, что их собственное поведение априори отрицает стремление к государственности.[16]

 

Обучение на молдавском/румынском языке в "ПМР"

 

Одним из результатов горбачевской перестройки (т.е. все еще при советском руководстве, осуществляемом из Москвы) стало провозглашение молдавского языка с использованием латинской графики "государственным" языком в августе 1989 г.[17] Это означало, что, согласно вновь принятым законам, язык обучения поменялся на всей территории Молдовы, включая Приднестровье.[18] Это никак не отразилось на школах с русским языком обучения, которые продолжают существовать, будучи востребованными значительным количеством родителей, считающих русский своим родным языком.[19]

 

Разразившийся в 1992 г. вооруженный конфликт между правительством и сепаратистскими силами "ПМР" в течение шести месяцев переместил более 100000 человек (50000 из которых – беженцы, перебравшиеся на Украину) и коренным образом изменил жизнь оставшихся на сепаратистской территории. Одним из первых изменений стало то, что школы были вынуждены вернуться на кириллическую графику, использовавшуюся при советской власти.

 

В настоящее время, согласно официальным данным "ПМР", на ее территории действует 183 начальные школы (общеобразовательные учреждения), в которые зачислено около 92000 учащихся.[20] В 82% школ преподавание ведется на русском языке, в 13,5% язык обучения – "молдавский", на кириллице, в 3,8% - румынский, а в 0,7% школ - украинский.[21] В регионе существует 32 школы с "молдавским" языком обучения и 15 "смешанных" школ (с обучением также и на русском).[22] Кроме того, действует 6 школ с румынским ("молдавским" на латинице) языком обучения.[23] В центре внимания статьи находятся именно эти учреждения, которые представляют собой наиболее острую проблему, и по поводу которых сепаратистские власти и правительство не могут достичь договоренности.[24] Проще говоря, школы, соблюдающие программу Министерства Науки и Образования Республики Молдова, рассматриваются как "частные" заведения. Суть проблемы в том, как это выглядит на практике, и как такие школы взаимодействуют с местными властями.

 

Чтобы понять приднестровскую "политику трех государственных языков" (русского, украинского и молдавского – на кириллице) необходимо рассмотреть ситуацию в более широком контексте. Работа Миссии ОБСЕ, задача которой состоит в стимулировании соблюдения прав человека в целом и в исправлении ситуации в горячих точках – очагах насилия, в частности, постепенно дает результаты. Успешные переговоры с властями де-факто о предоставлении доступа, по крайней мере, к нескольким школам с обучением на латинице привели к компромиссу, позволяющему финансировать такие "альтернативные" (частные) школы из бюджета Республики Молдова. Однако это международное благословение нестандартной ситуации невольно вызвало нежелательные побочные эффекты. Во-первых, в то время как данные шесть школ продолжают бороться за существование, власти получили карт-бланш на игнорирование всех остальных школ.[25] Вызывает беспокойство также тот факт, что даже сотрудники ОБСЕ все чаще сталкиваются с пренебрежительным к себе отношением, а их посреднические услуги отвергаются.[26] В целом, судьба этих школ зависит от капризов руководства "ПМР". "ПМР" выступает против обучения на латинской графике, и каждый, кто пытается это сделать, автоматически воспринимается как противник системы. Приказ "Министерства Образования" "ПМР" от 18 августа 1994 г. прямо запрещает обучение на "молдавском" языке с использованием латинской графики во всех приднестровских школах.

 

Попытки увеличить количество таких школ пресекаются жестокими репрессиями.[27] Вместе с тем, хотя неофициальные исследования показывают, что, многие родители предпочли бы, чтобы "молдавский" язык преподавался на латинской графике, призывы провести открытый опрос игнорируются. Единственная известная попытка подпольно преподавать румынский язык в государственной школе "ПМР" потерпела фиаско. Пресса г. Григориополя резко раскритиковала местных преподавателей и родителей, окрестив их "врагами государства".[28] Одного за другим их приглашали "пересмотреть свою позицию" под угрозой лишения рабочего места, права на жилье и т.п. Дети (и преподаватели) были и без того напуганы, когда их вынудили писать объяснительные о том, почему они использовали латинскую графику, а местные чиновники к тому же еще повадились посещать занятия, дабы проверить, "должным ли образом" ведется преподавание. Ассоциация родителей и преподавателей была упразднена, а ее глава арестован.[29] Наращивая давление, в начале 2003 г. "Коллегия Министерства Образования" решила "…заставить руководство румынских школ ввести к 1 марта приднестровскую учебную программу, в противно же случае, к 1 апреля прояснить их статус ".[30] 

 

Даже будучи легализованными, данные школы сталкиваются с ежедневным вмешательством в свою работу и административными препонами.[31] Их неопределенный юридический статус и угроза закрытия остаются прежними, несмотря на то, что, как и остальные жители "ПМР", родители учащихся эти школ платят налоги и, вполне естественно, могли бы ожидать, что начальное образование будет доступно их детям равно остальным.[32] Более того, предыдущие гарантии, полученные ОБСЕ от приднестровских властей, не соблюдаются, а попытки возобновить лицензии либо постоянно отклоняются, либо наталкиваются на противодействие.[33] В этих школах отключается электричество, телефонные линии и отопление, не производится ремонт, столь необходимый муниципальным зданиям. У учащихся нет возможности заниматься в спортивных залах, нет прав, доступных другим детям. Нередки случаи учебы в три смены и неудовлетворительные санитарные условия. Многим приходится ходить в пострадавшие от военных действий школы и заниматься во временных классах, в то время как их "более лояльные" сверстники, посещающие "государственные" школы, пользуются нормальными условиями (например, дотациями на школьные обеды, лабораториями или столовыми). Вместо того чтобы предоставить подходящие помещения, местные власти угрожают им закрытием за нарушение санитарных норм и норм пожарной безопасности.[34] Известно также, что власти "ПМР" конфисковали учебные пособия (которые приходится перевозить контрабандой с контролируемой правительством территории) и чинили серьезные препятствия доставке зарубежной помощи, пытаясь обложить ее налогом, игнорировать разрешения на строительство или просто не пропуская через границу.

 

Не следует забывать, что у этой душераздирающей ситуации глубокие корни, и она является следствием затянувшейся и эмоционально нагруженной борьбы между родителями (и учителями) молдавской национальности и "прорусскими" приднестровскими властями. Последние считают румынский язык иностранным, которому не место в "государственных" школах, и изучаться он может разве что по выбору, наряду с английским и французским.[35] Существуют весьма сложные факторы, обостряющие проблему, такие как различающиеся учебные программы, затрагивающие такие сверхчувствительные вопросы, как преподавание истории и географии с диаметрально противоположных точек зрения. Дело не только в "националистской" лояльности, просто родители осознают, что едва ли выпускник школы "ПМР" освоит румынский язык, а значит - окажется в сложном положении, если будет допущен в один из университетов собственно Молдовы. Единственной альтернативой может стать учеба в Москве или Киеве, для некоторых непривлекательная или просто неприемлемая с финансовой точки зрения. Проблемы возникают и из-за различных систем оценивания и экзаменационных систем, и многие понимают, что могут по окончании учебы получить диплом сомнительной ценности (Приднестровские университетские дипломы очень низко ценятся за рубежом). В общем, школьный вопрос стал жертвой непрекращающейся идеологической борьбы, в которой господствует глубокое недоверие, а лояльность легко определяется выбором родителями школы – сепаратистской или правительственной.

 

В целях самооправдания Приднестровские власти продолжают придерживаться старой советской национальной теории, согласно которой, Молдову и Румынию населяют два различных народа, каждый со своим языком: "молдавским" и румынским. Следовательно, единственным логичным исходом такой точки зрения является изучение "молдавского" языка исключительно на кириллице (поскольку латинская графика предназначена для румынского). Приднестровские власти выдают себя за защитников последнего бастиона собственно молдавской нации от "румынизации". В этой связи "Верховный Совет" "ПМР" принял решение, в котором говорится:

 

            В последнее время в МССР [Молдавской Советской Социалистической Республике] ускорился процесс румынизации молдавского населения. Средства массовой информации, политизированные гражданские националистические организации и официальные государственные учреждения всех уровней ведут антинациональную политику отрицания национальных особенностей молдавского народа, его культуры, языка и традиций. Эти антинациональные силы называют все молдавское румынским: землю, людей, язык, графику, традиции….[36]

 

Вскоре после этого, по-видимому, для того, чтобы помешать "румынизации", законом "ПМР" о языке "молдавский язык" был объявлен одним из трех официальных языков (наряду с русским и украинским). Статья 6 не только указывает, что письменная форма молдавского языка предполагает исключительно кириллическую графику, но и грозит тем, что "… использование латинского алфавита повлечет за собой предусмотренную законом ответственность".[37]

 

Несмотря на все попытки убедить население в единственно верной "молдавской" индивидуальности, тысячи учителей, родителей и студентов считают, что "молдавский" язык, в действительности, - румынский. Более того, и как уже указывалось выше, сегодня многие осознают, что знание лишь одного алфавита является минусом для выпускников, которые все чаще изъявляют желание соответствовать требованиям для получения высшего образования на остальной территории Молдовы, в Румынии или даже – в Европе.[38] В последнее десятилетие, значительное количество родителей, сильно рискуя, обеспечивают своим детям возможность обучаться на латинской графике. Преподаватели и родители участвуют в демонстрациях, организовывают забастовки и подают письменные петиции в международные учреждения и в посольства государств-гарантов.[39] Это неизменно приводит в такое бешенство приднестровские власти, что они отвечают расследованиями и изощренными попытками закрыть школы-нарушительницы. Многие родители подвергaлись угрозам или расследованиям со стороны служб безопасности, некоторые потеряли работу, или же им посоветовали уехать.[40] Ослушавшихся коллективно обвиняют в том, что они являются "пятaя колонна" Республики Молдова в Приднестровье. В то время как y одниx развивается "менталитет заложников", другие становятся ожесточенными, враждебными и потенциально радикальными.

 

На практике многие дети вынуждены изучать латинскую графику дополнительно, на дому. Например, в январе 1997 г. в Григориополе, согласно отчету ОБСЕ, 150 учеников занимались на дому с 16 преподавателями.[41] Несколько лет спустя, в апреле 2001 г., около 90% учащихся Григориопольской школы занимались не только по приднестровской учебной программе, но и тайно - по программе Министерства Образования Молдовы.[42] Когда в 2002 г. абсолютное большинство родителей решило легализовать данную ситуацию и ходатайствовало перед местными властями о разрешении проводить занятия на латинской графике, реакция была решительной и незамедлительной.[43] Пятидесяти четырем из 57 учителей угрожали уголовными процессами за различные нарушения – от несоблюдения закона о языке до получения второй (не облагаемой налогами) зарплаты от кишиневских властей за "несанкционированную" работу. Учителям дали возможность раскаяться и написать заявления о том, что впредь они будут соблюдать действующее законодательство "ПМР". В качестве альтернативы были предложены дисциплинарные меры. Школы были "реорганизованы", и всем учителям пришлось пройти переквалификацию, чтобы занять свои собственные рабочие места.[44] Вмешательство ОБСЕ ни к чему не привело - международному персоналу пpocтo не дали доступа на территорию Приднестровья, и, наконец, несмотря на обращения к представителям государств-гарантов (России и Украины), изучение румынского языка было прекращено.[45] "Неразумные" преподаватели были уволены, а ученики выдворены из своих школ. Двести из них ходят теперь в школу в селе на территории, контролируемой правительством, в 17 км от своего места жительства.[46]

 

Не все родители открыто сопротивляются. Некоторые посылают своих детей в "ближайшую" школу  за разделительной линией.[47] Те, кто не может справиться с давлением, рассматривают возможность совместного отъезда из региона, что встревожило управление Верховного Комиссара Организации Объединенных Наций по делам Беженцев (УВКБ ООН) в Молдове. Предупреждение внутреннего перемещения в результате нарушения в Приднестровье прав человека, включая право на образование, остается в настоящем предметом обеспокоенности международного сообщества. Осознание того факта, что международные средства практически не вкладывались в поддержку позитивных мер, привело к разработке УВКБ ООН проекта примирения, который должен финансироваться Всемирным Банком, а значительная часть гранта была предоставлена Японским Фондом Социального Развития (ЯФСР). Главной целью проекта является примирение разобщенных сторон и уменьшение дискриминации путем восстановления упраздненных некогда учреждений.[48] У проекта было трудное начало, и застрял он еще на исходном этапе, когда УВКБ ООН устранилось из-за недостатка гарантий контроля с обеих сторон.[49]

 

Следует заметить также, что даже "официальные" молдавские школы Приднестровья с обучением на кириллице находятся в тяжелых условиях. Эти школы плохо снабжены методическими материалами, поскольку власти выказывают небольшую заинтересованность в их благосостоянии. Учащимся молдавских школ приходится обходиться устаревшими учебниками советских времен, в то время как их русские и украинские сверстники работают по современным учебникам (иногда пожертвованным Россией и Украиной). В результате, все большее число родителей-молдаван отправляют своих детей в русские школы, в то время как молдавские школы продолжают пустеть. Согласно отчету "Министерства Образования" "ПМР", хотя в 1999 г. учащиеся румынской/молдавской национальности составляли 32,6% всех приднестровских учащихся, только 13% ходили в молдавские школы. В специализированных и высших учебных заведениях лишь 6% студентов обучаются на "молдавском".[50]

 

 

Международное законодательство о праве детей на образование

 

По крайней мере, теоретически лингвистические права лиц, принадлежащих к национальным и этническим меньшинствам, или лиц в сходном положении базируются на ряде международных юридических гарантий в области прав человека. Право пользоваться родным языком включает в себя право использовать его в частной обстановке и публично, свободно и без какого-либо вмешательства или дискриминации. Статья 27 Международного Договора ООН о Гражданских и Политических Правах (1966 г.) и статья 30 Конвенции ООН о Правах Ребенка (1989 г.) конкретно и исчерпывающе гласят, что ребенку, принадлежащему к этническому или языковому меньшинству "нельзя отказывать в праве пользоваться своей культурой, исповедовать собственную религию или говорить на родном языке".[51] Копенгагенский документ КБСЕ 1990 г. включает в себя обязательство стран-участниц постараться дать лицам, принадлежащим к национальным меньшинствам, достаточные возможности для обучения на своем родном языке, несмотря на необходимость изучения государственного языка или языков.[52]

 

Власти "ПМР" усиленно отрицают нарушение каких бы то ни было прав, а иногда даже возражают, что у них в любом случае нет никаких обязательств, поскольку не существует универсального определения (национального) меньшинства – классическая отговорка многих нарушителей. Вспомним, однако, что бывший Верховный Комиссар ОБСЕ Макс Ван дер Стоел высказал свое мнение по этому поводу еще в 1993 г.:

 

            (…) Не стану Вам предлагать моего собственного [определения]. Тем не менее, я бы заметил, что существование меньшинства – вопрос фактический, а не вопрос определения. В этой связи, хотелось бы процитировать Копенгагенский Документ 1990 г., в котором (…) написано, что "Принадлежать к национальному меньшинству – дело индивидуального выбора человека." (…) Я бы сказал, что я знаю меньшинство, когда я его вижу. Во-первых, меньшинство – это группа с языковыми, этническими или культурными чертами, отличающими ее от большинства. Во-вторых, меньшинство – это группа, которая не только стремится сохранить свою индивидуальность, но также старается придать этой индивидуальности большую выразительность.[53]

 

Очевидно, по крайней мере, авторам, что приднестровское население, говорящее на молдавском языке, - группа, стремящаяся "сохранить" и выразить свою индивидуальность.

 

Вышеупомянутый указ "Верховного Совета", изданный в 1992 г, удостоверяет, что "ПМР" присоединяется к некоторым международным документам по правам человека (включая Международный Договор о Гражданских и Политических Правах) независимо от своего формального членства в соответствующих организациях/ ратификации соответствующих документов. Что, вероятно, типично для таких ситуаций, так это то, что, нарушая образовательные права, приднестровские власти нарушают не только международные нормы, но и свое собственное законодательство. Делались попытки обращаться в местные суды или "прокуратуру", однако, поскольку эти учреждения отвечают лишь перед руководством "ПМР", такие попытки имеют мало шансов на успех.

 

ОБСЕ и молдавские школы в Приднестровье

 

Главным органом ОБСЕ, занимающимся проблемой молдавских школ в Приднестровье, является Миссия ОБСЕ в Молдове.[54] Выполняя свою задачу, Миссия проявила активный интерес к проблеме молдавских школ с самого начала своей деятельности на территории государства. Представители Миссии продолжают получать жалобы от преподавателей и родителей, посещают школы, встречаются с представителями местных органов власти и постоянно обращаются в "Министерство Образования" и к другим лидерам "ПМР", включая "президента" Смирнова, чтобы помочь разрешить проблему. Миссия, в частности, обратила внимание руководства "ПМР" на то, что "родители должны иметь право выбрать язык и графику для обучения своих детей, в то время как обязанностью властей является предоставить родителям и детям подходящие для этого условия без какой бы то ни было дискриминации".[55] Хотя Миссия пытается помочь родителям, ученикам и учителям решить их проблемы, ей явно не хватает средств для достижения соответствия международным стандартам.

 

Посол Вильям Хилл, бывший и нынешний глава Миссии ОБСЕ, очень красноречиво прокомментировал прошедшее десятилетие:

 

            Мы, представители Миссии ОБСЕ в Молдове, глубоко обеспокоены по поводу школ и школьников Приднестровья, особенно по поводу тех детей, которые желают обучаться на молдавском или румынском языке с использованием латинской графики, но не могут получить такого образования, т.к. образование на данной графике запрещено. Лично я неоднократно поднимал и продолжаю поднимать перед Приднестровским руководством эту проблему. Мы считаем, что и дети имеют право, и родители должны иметь право, чтобы их дети получили образование на том языке и той графике, которую они выберут. Государство же не должно накладывать каких-либо произвольных и несправедливых ограничений на образование детей. Мы продолжаем искать возможности для оказания детям левобережья необходимой поддержки в получении образования на том языке, на котором пожелают их родители. Мы тесно сотрудничаем с УВКБ ООН и другими международными организациями для того, чтобы найти финансовые средства и предложить поддержку школам левобережья, ведущим обучение детей на румынском языке с использованием латинской графики. Это постоянная проблема, и хотя нам удалось несколько улучшить положение в сфере образования, однако остается еще много работы, и мы продолжим вести переговоры с официальными лицами левобережья, дабы они позволили детям получать образование на выбранном ими языке и не допускали дискриминации, угроз, насилия по отношению к этим детям и этим школам.[56]

 

С 1994 г. одно из важнейших мест в перечне проблем, над которыми работает Верховный Комиссар по проблемам национальных меньшинств ОБСЕ Макс Ван дер Стоел, после того как изучил данную проблему во время своего первого визита в Молдову в декабре 1994 г., заняли молдавские школы. Во время поездки он встречался с руководством и лидерами национальных меньшинств в Тирасполе и в соседнем городе Бендеры (Тигина). Он наметил возможные пути выхода из "школьного кризиса" и посетил школы с обучением на молдавском языке в регионе, "где беседовал с преподавателями и родителями, желающими, чтобы их дети изучали молдавский язык на латинице, а не на кириллице, навязанной Приднестровскими властями". Он призвал власти "проявить гибкость в этом спорном вопросе и позаботиться о его решении к удовлетворению всех заинтересованных сторон и в полном согласии с международными нормами".[57]

 

Поскольку ситуация не улучшилась, г-н Ван дер Стоел вернулся к этой проблеме во время двух своих последующих визитов в Молдову (в мае и сентябре 2000 г.). В ходе майского визита он еще раз выразил "свою обеспокоенность трудностями, с которыми сталкиваются молдавские дети в Приднестровье при изучении молдавского языка с использованием латинской графики" и призвал Приднестровские власти изменить свое отношение к данной проблеме. Что касается преследований, которым подвергаются некоторые школы Восточной Молдовы, где преподается молдавский язык, г-н Ван дер Стоел предупредил, "что власти не должны препятствовать реализации права граждан на образование на своем родном языке, предъявляя незаконные и обременительные юридические и административные требования к основанию образовательных заведений и руководству ими, вне зависимости от того, являются они частными или общественными".[58] В ходе своего сентябрьского визита Верховный Комиссар встретился в числе прочих и с "президентом" Смирновым, которого попытался убедить "проявить больше терпимости по отношению к семи школам, использующим при обучении латинскую графику". [59]

 

Заботу о решении данной проблемы перенял нынешний Верховный Комиссар по проблемам национальных меньшинств Рольф Екеус, вступивший на эту должность 1 июля 2001 г. В ходе своего визита в Молдову в апреле 2002 г. г-н Екеус "выразил обеспокоенность положением ряда школ в Приднестровье, которые сталкиваются с трудностями в преподавании государственного языка на латинской графике". Г-н Екеус выразил свою солидарность с подвергающимися угрозам учителями и родителями, одобрил гуманитарную деятельность УВКБ ООН по оказанию поддержки этим школам и призвал Приднестровское руководство "не препятствовать деятельности данных школ. Права и благополучие детей не следует приносить в жертву политике. Нужны практические меры для решения самых насущных проблем, чтобы предотвратить ухудшение ситуации," – предупредил он.[60]

 

Необходимость более широко задействовать международное сообщество

 

Говоря об образовательных правах румыно-говорящих детей, нельзя забывать, что права меньшинств и права человека взаимозависимы, неразделимы и неприкосновенны. Согласно международным нормам и стандартам, непризнанные власти, контролирующие территорию, не освобождаются от своих обязательств, в числе которых - обязанность соблюдать права своих граждан. В заключительном документе, одобренном на встрече в Москве, посвященной проблемам человеческого измерения КБСЕ (Комитет по Безопасности и Сотрудничеству в Европе) (10 сентября – 4 октября 1991 г.) говорится: "проблемы, касающиеся прав человека, фундаментальных свобод, демократии и норм права, являются проблемами международной значимости, поскольку соблюдение этих прав и свобод составляет одно из оснований международного порядка". В то же время, страны-участницы "категорически и бесповоротно" заявили, "что обязательства, принимаемые в сфере человеческого измерения КБСЕ, - дело, непосредственно и законно касающееся всех стран-участниц, а не только лишь внутренних дел заинтересованного государства". Страны-участницы также выразили:

 

            "…свою решимость выполнять все обязательства в сфере человеческого измерения и решать мирным путем, индивидуально и коллективно, любые сопутствующие вопросы на основе взаимного уважения и сотрудничества. В этом контексте они признают, что для обеспечения непрерывного прогресса в этом направлении крайне важно активное содействие отдельных лиц, групп, организаций и учреждений".[61]

 

Другими словами, международные нормы и стандарты требуют, чтобы любая власть, контролирующая территорию и проживающее на ней население, соблюдала права каждого человека, включая права лиц, принадлежащих к национальным, этническим и лингвистическим меньшинствам (или лиц, находящихся в аналогичном положении). Кроме того, в центре международного внимания должно быть согласие на мониторинг, даже если так называемая "ПМР" не является политической единицей, признанной международным сообществом. Проблема прав человека в Приднестровье (как и в других сепаратистских республиках), включая право на образование, должно быть "делом, непосредственно и законно касающимся" всех государств-участников ОБСЕ и учреждений ОБСЕ.

 

17 июня 1999 г. Джон Эванс, тогда еще глава миссии ОБСЕ в Молдове, в своем выступлении на 235-ом заседании Постоянного Совета заявил:

 

            Приднестровская проблема похожа на секретный замок: чтобы открыть его, мы должны набрать правильные цифры в нескольких местах. Мы, ОБСЕ и международное сообщество в целом, помочь можем, но сами конфликтующие стороны знают ситуацию лучше, чем внешний мир, и несут основную ответственность за разрешение конфликта".[62]

 

По нашему мнению, это утверждение проливает свет на одну из основных ошибок политики отношения к так называемым "застывшим" конфликтам на территории бывшего Советского Союза. Когда не только постоянно отсутствует важнейший компонент возможного решения и ситуация остается в тупике, да еще и ощущается неуверенность в поиске конкретных решений, тогда единственным средством остается призыв к конфликтующим сторонам. Еще одной проблемой в этом отношении является склонность международного сообщества концентрироваться исключительно на "основных проблемах" (что в случае приднестровского конфликта означает разоружение и вывод Российских войск, согласно решению, принятому на саммите в Стамбуле). Как это ни прискорбно, но если сообщение о человеческих страданиях не попадает во все газеты, даже грубые и широко распространенные нарушения прав человека в лучшем случае воспринимаются как отдельные происшествия или атрибуты достойного сожалений положения вещей, неразрешимые, пока не будут урегулированы "крупные проблемы". Международное сообщество прилагает мало, а то и вообще не прилагает усилий для того, чтобы внедрить необходимые изменения или способствовать формированию доверия.

 

В этом отношении наиболее интересно отметить, что, по данным независимых источников, 80% внешней торговли "ПМР" ведется со странами Западной Европы и Соединенными Штатами. Неудивительно, что полуофициальная пресса "ПМР" в настоящее время хвастает, "…что отсутствие официального юридического статуса не создает препятствий при заключении и выполнении экономических договоров".[63] Пятьдесят процентов внешней торговли Молдовы ведется с Российской Федерацией. По нашему мнению, эти цифры показывают, что у международного сообщества в целом и у некоторых стран в частности есть значительные средства, чтобы, при желании, попытаться сдержать нарушения в сфере прав человека, имеющие место в Приднестровье. К сожалению, до сих пор этого не происходило, и невозможно не задаться вопросом: каким образом этот факт согласуется с многочисленными обязательствами, налагаемыми на новые независимые государства перед их принятием в "клуб" демократических стран?

 

Вывод

 

Серьезные нарушения прав человека через столько лет после крушения коммунизма взывают к новому и более пристальному вниманию международного сообщества. Существующие международные нормы и стандарты требуют, чтобы любая власть, контролирующая территорию и население, соблюдала права каждого человека, включая права лиц, принадлежащих к национальным, этническим или лингвистическим меньшинствам (или лиц, находящихся в сходном положении). Следовательно, даже если так называемая "ПМР" не является политической единицей, признанной международным сообществом, проблема прав человека в Приднестровье (как и в других сепаратистских республиках), включая право на образование, должна быть "делом, непосредственно и законно касающимся" всех стран-участниц ОБСЕ и учреждений ОБСЕ. Отсюда следует также, что едва ли незаконный Приднестровский режим со своими ужасающими фактами несоблюдения прав человека, выражающимися, помимо прочего, в полном равнодушии к образовательным правам, а также другим многочисленным стандартам ОБСЕ и Совета Европы, может рассчитывать на признание.

 

С другой стороны, до тех пор, пока некоторые силы (страны) заинтересованы, главным образом, в сохранении конфликтов "застывшими", прогресс не будет достигнут, и права человека будут нарушаться по-прежнему. Тот факт, что международное сообщество оказалось неспособным на эффективные действия, привел многих к выводу, что "ПМР" является лучшим примером негласной политики "разделяй и властвуй". С помощью выборочно поощряемого сепаратизма бывшие хозяева продолжают осуществлять контроль и оказывать влияние в регионе, и соблюдение прав человека становится ничего не значащей фразой.

 

Языковой вопрос в Приднестровье является естественным, но небольшим компонентом более значительной борьбы, которой способствует пренебрежение правами румыно-говорящих граждан, составляющих значительную часть населения. Это пренебрежение  разрушает какие бы то ни было перспективы в отношении соблюдения прав меньшинств. Даже если принять официальную линию, согласно которой "молдавский" язык – один из трех "государственных" языков, на практике третируются даже этнические молдаване/румыны, выбирающие кириллическую графику. По общему признанию, с 1998 г. ситуация в Приднестровье улучшилась – случаи репрессии больше не приводят к исчезновениям или иным крайним формам физического или психологического насилия. С другой стороны, элементарные права человека продолжают нарушаться, хоть это и менее заметно. А потому следует поразмыслить, действительно ли фактическая политика "мирной" дипломатии по отношению к режиму, совершенно игнорирующему демократические ценности, дает какие-то результаты или же лишь продлевает агонию. Президент Республики Молдова Владимир Воронин назвал провал попытки разрешения приднестровского конфликта одной из важнейших проблем в стране и регионе, наряду с бедностью и коррупцией. Следовательно, в Молдове растет понимание того, что, пока не будет исчерпан приднестровский конфликт, стране грозит крах. Понимая это, нынешнее руководство Молдовы поддерживает разработанный ОБСЕ проект федерализации государства, хотя, по мнению многих независимых наблюдателей, реализация данного проекта противоречит национальным интересам Молдовы.[64] Учитывая тот факт, что процесс переговоров начался более десяти лет назад и окончательного решения трудно ожидать в ближайшем будущем, важно, чтобы международное сообщество возобновило свое внимание к нарушению прав человека в Приднестровье. Этот вопрос должен стать важнейшей частью процесса переговоров.

 

 

 

 



* Олдрих Андрисек был Представителем УВКБ ООН в Молдове с 1998 до 2002 г., а Михай Греку – бывший молдавский дипломат. Взгляды, изложенные в статье, - исключительно авторские и могут не разделяться правительством Молдовы, Организацией Объединенных Наций или УВКБ ООН.

[1] "Приднестровская Молдавская Республика" провозгласила свою независимость 2 сентября 1990 г. Ее территория площадью 4163 кв. км (для сравнения, площадь Люксембурга – 2586 кв. км) и  с населением 660000 человек (около 17% общей численности населения Молдовы) расположена между Украиной и собственно Молдовой.

[2] См. "В Бендерах будет создан координационный совет правоохранительных органов" http://www.azi.md/news?ID=7, 1 февраля 2001 г., где приводится цитата Георге Романа, сопредседателя Объединенной Контрольной Комиссии от Молдовы о том, что "…незаконно установленные в левобережье Днестра пограничные формирования самопровозглашенной ПМР препятствуют проезду граждан в регион…".

[3] Например, Уголовно-Процессуальный Кодекс МССР (Молдавская Советская Социалистическая Республика) 1961 г., Гражданский Кодекс 1964 г. или Гражданско-Процессуальный Кодекс 1964 г.

[4] См. Уотерс Тревор "Нестабильность в посткоммунистической Европе. Молдова", Исследовательский Центр Изучения Конфликтов. КВА (Королевская Военная Академия), Сандхурст, январь 1995 г.; информационное агентство "Интерфакс", 7 августа 2001 г.; Михай Грибинча "Российская политика военных баз: Грузия и Молдова", Орадея (Румыния), 2001 г., стр. 217-235. 

[5] Приднестровские власти последовательно препятствовали участию местного населения в национальных выборах (в парламентских выборах 1994, 1998 и 2001 г. и президентских выборах 1996 г.), запрещая открытие избирательных участков в регионе. Неоднократно во время президентских или парламентских выборов в Молдове, в Приднестровье вводилось "чрезвычайное положение". Например, во время президентских выборов в Молдове в 1996 г., "президентским указом" №6, изданным приднестровским "президентом" 11 января 1996 г., в Приднестровье было введено "чрезвычайное положение (с 12 января 1996 г. по 1 июля 1997 г.). См., например, "Государственный Департамент США, Территориальный Отчет о Соблюдении Прав Человека за 1998 г.", см. http://www.state.gov/www/global/human_rights.

[6] Чарльз Кинг, "Выгоды этнической войны. Объяснение существования в Евразии непризнанных государств", " Мировая политика" 53.4 (2001 г.), 524-552; Майкл Уайнз, "Возмущение приднестровской "нации" сомнительной репутацией", "Нью-Йорк Таймс", 5 марта 2002 г.

[7] Единственным исключением кажутся недавно объявленные "целенаправленные" санкции США и ЕС: "В этих обстоятельствах мы объявляем о своем намерении принять, следуя соответствующим внутренним процедурам, целенаправленные санкции в виде ограничения передвижения представителей приднестровского руководства, которое мы считаем в первую очередь ответственным за отсутствие сотрудничества в деле политического урегулирования конфликта". Лишь время покажет, будет ли достигнут желаемый эффект. См. "Молдавский Информационный Бюллетень", Посольство Республики Молдова, Вашингтон, 27 февраля 2003 г.

[8] "Закрытие Россией доступа Европы к наблюдению за Чечней", "Нью-Йорк Таймс", 1 января 2003 г., стр. 5 или "Председатель ОБСЕ сожалеет об окончании мандата ОБСЕ в Чечне" на http://www.osce.org/news/generate.php3?news_id=2986, с 4 февраля 2003 г.

[9] См. "Атлас. Приднестровская Молдавская Республика", Игорь Смирнов, президент "ПМР". Предисловие ко второму изданию, Тирасполь, 2001 г.

[10] "Об отношении Приднестровской Молдавской Республики к международным и другим документам в области прав человека" от 22 сентября 1992 г. в "Днестровском меридиане", №39 (110), 25 сентября – 1 октября 1992 г.

[11] ЕКПЧ была ратифицирована 24 июля 1997 г., см. "Указ Парламента Молдовы о ратификации Европейской Конвенции о Защите Прав Человека и сопутствующих дополнительных Протоколов №1928 XIII", "Monitorul Oficial al Republicii Moldova" №54-55/502 от 21 августа 1997 г.

[12] См. решение Большой Палаты о приемлемости жалобы №48787/99, поданной Илие Илашку, Александру Лешко, Андреем Иванцоком и Тудором Петровым-Попа против Молдовы и Российской Федерации, Европейский Суд по Правам Человека, 4 июля 2001 г.; см. http://www.echr.coe.int/Eng/Judgments.htm.

[13] См. "Права человека в Приднестровском регионе Республики Молдова", Межведомственная комиссия по координации государственной политики в населенных пунктах левобережья Днестра, Кишинэу, 2002 г. (издание 2, исправленное и дополненное).

[14] В Республике Молдова широко распространен нескончаемый и в высшей степени политизированный спор о том, является ли большая часть населения этническими молдаванами или румынами. Авторы данной статьи разделяют мнение о том, что большая часть населения Молдовы – этнические румыны, а язык общения в Молдове – румынский, в крайнем случае, один из его диалектов, называемый "молдавским".

[15] Заместитель министра образования Молдовы О. Бабенко заявляет: "…проблемы наших школ не могут быть решены до тех пор, пока приднестровский конфликт не урегулирован на политическом уровне". http://www.azi.md/news?ID=21122, 11 октября 2002 г. Остается фактом, что переговоры по поводу многих других острых проблем, включая наличие оружия, также не продвигаются вперед. В то же время, Молдову все чаще называют "обанкротившимся государством". См. "Отсутствие помощи извне", "Экономист", 15-21 февраля, стр. 48.

[16] О вопросе "кто ответственен": "… приднестровские власти де-факто несут полную ответственность перед международным сообществом и перед собственными жителями за соблюдение общепринятых стандартов в области прав человека. Непризнанность Приднестровья не освобождает ее власти, и в особенности органы правопорядка, ведающие вопросами обеспечения прав и свобод населения, от ответственности за их знание, обнародование и применение в соответствии с международными стандартами в области прав человека". "Права человека в Республике Молдова", Кишинэу, 1999 г., стр. 74.

[17] До тех пор (в советскую эпоху) использовалась кириллическая графика, а "молдавский" язык официально считался языком, отличным от румынского (точка зрения, до сих пор принятая в "ПМР").

[18] Основные лингвистические проблемы регулируются следующими законами Республики Молдова: "Закон Советской Социалистической Республики Молдова о статусе государственного языка", "Закон Советской Социалистической Республики Молдова о введении латинской графики", "Закон Советской Социалистической Республики Молдова о функционировании языков на территории ССР Молдова". Данные законы были приняты 31 августа 1989 г. Статья 13(1) Конституции провозглашает государственным языком молдавский "… основывающийся на латинском алфавите", а статья 13(2) "…защищает право сохранять, развивать и использовать русский язык и другие языки, на которых говорят жители Молдовы…"

[19] В 1999-2000 учебном году 637700 человек учились в 1118 школах с румынским языком обучения, а 142000 учащихся занимались в 270 школах, гимназиях и лицеях, где обучение ведется на русском. Кроме того, существуют школы с обучением на румынском и русском (114 школ), на украинском и русском (5 школ), на болгарском и русском (4 школы), на английском (2 школы) и на английском и русском (1 школа). См. Документы Организации Объединенных Наций, CERD/C/372/Add.2.

[20] См. Атлас, стр. 52. Интересно отметить, что карта этой официально принятой публикации указывает 9 учреждений с преподаванием на румынском языке, несколько из которых находятся на контролируемой правительством территории.

[21] Для сравнения этнического состава жителей ПМР, общее число которых составляет 660000 человек: 33% - молдаване, 29% - русские, 29% - украинцы, 3% - болгары, 2% - поляки, 2% - гагаузы и 2% - другие национальности, см. Атлас, стр. 24. Правительственные источники дают информацию о том, что количество лиц молдавской национальности превышает 40%.

[22] В 2001 г. в "ПМР" румынский язык на кириллице изучало около 12000 учащихся. См. "Şcolile romβneşti din Transnistria ξn rol de ostatici" на http://www.azi.md/comment?ID=14195 от 15 октября 2001 г.

[23] До середины 2002 г. они находились в Тирасполе (школа №20, 800 учащихся), Тигине (Бендерская школа №19, 1980 учащихся), Рыбнице (740 учащихся), Роги (147 учащихся) и Коржова (255 учащихся). Информация о количестве учеников дана по состоянию на апрель 2001 г. Школа из Дубэсарь (620 учеников) в 1997 г. переместилась на ничейную территорию, а Григориопольская школа – в 1995 г. в Кочиерь. Большинство оставшихся 740 учеников Григориопольской школы, в конечном счете, сохранили свое тайное двойное существование. Атлас (стр. 42) насчитывает 4300 учащихся, а Министерство Образования Молдовы говорит о более 5000 человек. См. также http://www.azi.md/news?ID=21122 от 11 октября 2002 г.

[24] Хотя в "ПМР" существует всего одна школа с обучением на украинском языке, однако спрос на них не велик и большего и не требуется, поэтому в международные организации не подавались жалобы по этому поводу.

[25] См.: "Протокол о намерениях в сфере народного образования между Республикой Молдова и Приднестровьем", 18 февраля 1995 г. (из авторского досье).

[26] В 2001 г. приказом "Министерства Внутренних Дел" советнику ВКНМ ОБСЕ был воспрещен въезд в "ПМР" на запланированную встречу в "Министерстве Образования", а когда впоследствии ВКНМ ОБСЕ приехал в Молдову лично, его приняли лишь чиновники низшего ранга.

[27] Администрация г. Григориополя использовала милицию и казаков для прекращения деятельности молдавской школы №1, и 28 сентября 1996 г. заняла здание школы. 2 октября 1996 г. преподаватели М. Хыркыялэ, Е. Жмакова и Н. Быстрова были арестованы и доставлены в Тирасполь. После того, как их продержали несколько часов в "Управлении внутренних дел", они были переправлены в "Министерство Государственной Безопасности". Лишь после вмешательства Президента Республики Молдова и Миссии ОБСЕ, 7 октября 1996 г. преподаватели были освобождены. Применение силы отмечено также в Слободзии.

[28] Вадим Юрьев. Большой скандал в маленьком городе, - "Днестровский Курьер", 8 марта 2002 г. См. также http://www.unhcr.md/article/ld15.htm.

[29] Михаил Спеян был арестован 28 августа и отпущен 12 сентября 2002 г. См. Миссия ОБСЕ в Молдове, отчет о деятельности, ноябрь 2002 г. ЭТО ОБЩЕСТВО????

[30] Сообщено Миссией ОБСЕ 30.01.03. Попытки ОБСЕ отменить решение были проигнорированы, и "Министр Образования ПМР" г-жа Бомешко подписала приказ о его вступлении в силу.

[31] Только у школ Роги и Рыбницы отношения с местными властями близки к нормальным (например, с них даже не взимается арендная плата), в то время как другие систематически третируются.

[32] Враждебно настроенная местная администрация подвергает их дискриминации и лишает даже самого необходимого, особенно помещения. Поскольку эти школы квалифицируются как частные, им не только необходимо получить специальную лицензию, но и оплатить аренду и коммунальные услуги по более высоким ценам, чем другим заведениям. С 1997 г. Городской Совет г. Тирасполя отказывается предоставить дополнительное помещение, и более 780 учащихся вынуждены довольствоваться 9 кабинетами (из 33 необходимых), а занятия проводятся в 3 смены. В соседних Бендерах 2000 учащихся занимают 3 разрозненных здания, и более 700 детей работают в классах, не соответствующих необходимым санитарным нормам; а 180 школьников ежедневно ездят в село Хаджимус (пригород Бендер, контролируемый правительством).

[33] "Указом Президента ПМР" № 145 от 5 апреля 1999 г. введена перерегистрация всех образовательных учреждений, расположенных на территории Приднестровья. По последним подсчетам, должны быть поданы 12 документов (включая устав школы, учебную программу, информацию о сотрудниках и учредителе школы, санитарные свидетельства, соглашения о пожарной безопасности, контракт аренды, государственный отчет о техническом контроле и т.д.). и произведены соответствующие платежи Правила придуманы и используются так, что пытаться перерегистрировать школы с преподаванием на латинской графике - бессмысленное занятие. См. "Проблемы, связанные с получением лицензии румынскими школами в Приднестровье", 25 сентября 2001 г., http://www.azi.md/news?ID=13912.

 

[34] Миссия ОБСЕ в Молдове, ежемесячные отчеты, июнь 1997 г., сентябрь-ноябрь 2001 г.

[35] Не прекращаются жалобы директоров пострадавших школ, а некоторые из них даже считают, что тираспольская администрация устроила геноцид. См. "Директоры приднестровских школ с обучением на румынском языком встретились с премьер-министром", http://www.azi.md/news?ID=13400, 21 августа 2001 г. Любопытно отметить, что на Украине, в районах, заселенных молдавскими меньшинствами, в школах допускается обучение на латинской графике.

[36] "О срочных мерах по сохранению индивидуальности молдавского народа, а также оригинальности его культуры и языка", 12 марта 1991 г. Согласно газете "Sfatul Ţării", № 53 (833) от 12 апреля 1991 г. и "Moldova Suverană", № 76 (17685) от 3 апреля 1991 г., принятые меры включали в себя замену курса "истории румын" "историей родного края" и "историей Советского Союза", а также обязательную кириллическую графику всех публикаций на "молдавском" языке. Все законы о языке, принятые в Республике Молдова, были объявлены ничтожными и не имеющими юридической силы.

[37] Закон о языке Приднестровской Молдавской Республики", 8 сентября 1992 г.

[38] По словам "Заместителя министра образования ПМР" г-на Шуринова, в 2001 г. 600 студентов поступали в молдавские, 250 – в русские, 150 – в украинские и 4500 – в приднестровские высшие учебные заведения (обсуждение от 28.2.2002 из авторского досье).

[39] "Bassapress",  № 2728, 1 октября 1996 г. Миссия ОБСЕ в Молдове, местный отчет № 30/96: Обстановка в молдавских школах Приднестровья.

[40] В январе 1997 г. неизвестные личности подъехали к дому Е. Жмаковой, директора молдавской школы в Григориополе, и сказали ее мужу, что его жена и дети должны уехать, если хотят остаться в живых. Всерьез напуганная, г-жа Жмакова (которая уже задерживалась приднестровскими властями в октябре 1996 г.) на следующий же день покинула город. Заметим, что после этого она вернулась, но продолжает подвергаться преследованиям со стороны сил безопасности. "Bassapress" , № 2750-1, 3 октября 1996 г., "Flux", 7 октября 1996 г.

[41] Миссия ОБСЕ в Молдове, ежемесячный отчет за январь 1997 г.

[42] Миссия с целью документирования, осуществленная УВКБ ООН в 7 молдавских школах (с обучением на латинице) в Приднестровье (18-19 апреля 2001 г.)

[43] Петиция с подписями 500 родителей была отклонена либо из-за подложности подписей, либо из-за того, что они были получены от родителей под давлением.

[44] "Мы, школьные преподаватели, обязуемся не нарушать школьного устава, предусматривающего использование кириллической графики и учебной программы, разработанной Тираспольской администрацией", говорится в документе, предложенном на подпись преподавателям директором Григороиопольской школы, действующим по инструкции местного совета. 32 преподавателя были достаточно запуганы, чтобы подписать документ. См. заявление 32 преподавателей Григориопольской школы, датированное 4 октября 2001 г. (из авторского досье)

[45] Открытое письмо послам России и Украины, датированное 20 февраля 2002 г. (из авторского досье).

[46] Е. Семченкова из Министерства Образования об эвакуации детей в село Дороцкая на http://www.azi.md/news?ID=21122 от 11 октября 2002 г. См. также "Flux" от 31 июля 2002 г.

[47] "Flux", № 8711 от 10 сентября 1999 г.

[48] Согласно УВКБ ООН Молдова, "…из общей суммы гранта 600 тысяч долларов должны быть использованы на восстановление 6 румыно-язычных школ в Приднестровье, 100 тысяч долларов - на закупку оборудования, 70 тысяч долларов - на повышение профессионального уровня учителей и закупку учебников и 30 тысяч долларов – на поддержку персонала". "INFOTAG", 1 октября 2001 г. или http://www.azi.md/news?ID=13961 от 28 сентября 2001 г.

[49] Условность, налагаемая описанием проекта, сильна, но когда грант одобрен, всегда появляется сильный стимул реализовать проект. Время покажет, будет ли достигнута примирительная цель проекта, т.к. вскоре стало очевидно, что, несмотря на реальные выгоды для обеих сторон, недоверие между ними слишком велико, чтобы привести к серьезному сотрудничеству. 

[50] Наибольшее количество населения, говорящего на молдавском языке, сконцентрировано в районе Григориополя (69%), Каменки (44%) и Дубэсарь (40%).

[51] Более того, "Декларация ООН 1992 г. о правах лиц, принадлежащих к национальным или этническим, религиозным и языковым меньшинствам" гласит, что необходимо сохранять языковую индивидуальность меньшинств, а также поощрять создание благоприятных условий для сохранения языковой индивидуальности. Статья 2 дополнительного протокола №1 ЕКПЧ и статья 13 МСЭСКП (1966 г.) предусматривает, что никого не следует лишать права на образование, и государство должно соблюдать право родителей давать своим детям такое образование и преподавание, которое соответствовало бы их собственным религиозным и философским убеждениям. Статья 28 КПР (Конвенция о Правах Ребенка) (1989 г.) требует от подписавших ее государств признания права на образование, и особенно, предоставления всем обязательного и бесплатного начального образования и недопущения какой-либо дискриминации в этом отношении.

[52] Принимая во внимание тот факт, что этнические молдаване/румыны в Приднестровье могут считаться большинством, их права как самой большой единой этнической группы не отнимаются (исключение составляют случаи, когда "большинство" не говорит на молдавском или румынском).

[53] Макс Ван дер Стоел. "Мир и стабильность как результат соблюдения прав человека и прав меньшинств". Выступления Верховного Комиссара ОБСЕ по проблемам национальных меньшинств. Издали: Вольфганг Зельнер и Фолк Лендж. Издание второе, дополненное. Номос Верлагсгеселшафт, Баден-Баден, 2001 г., стр. 44.

[54] Миссия начала свою деятельность в Кишиневе 25 апреля 1993 г. и открыла филиал в "столице" "ПМР" – Тирасполе (его персонал насчитывает в настоящий момент 10 человек). О деталях и задачах Миссии можно узнать на сайте http://www.osce.org/moldova.

[55] См. отчет №12 Миссии ОБСЕ в Молдове от 8 ноября 2003 г.; информационное агентство "Bassapress", на английском языке, 10 октября 1996 г.

 

[56] См. интервью от 12 ноября 2001 г. на http://www.azi.md/iv?iv=15&lang=Ro.

[57] Мирная дипломатия в действии: Верховный Комиссар по проблемам национальных меньшинств". Издано Вальтером А. Кемпом. "Kluwer Law International", Гаага/Лондон/Бостон, 2001 г., стр. 232.

[58] Там же, стр. 234.

[59] Там же, стр. 235.

[60] Пресс-релиз Миссии ОБСЕ в Молдове, 10 апреля 2002 г. Верховный Комиссар по проблемам национальных меньшинств ОБСЕ: "Решение этнических проблем – счет открыт". HCNM.INF/2/02, 10 апреля 2002 г.

[61] "Документы, принятые в сфере человеческого измерения КБСЕ". Сборник, подготовленный доктором Домиником Макголдриком. Варшава, 1995 г., стр. 70. 

[62] См. PC.FR/17/99, 21 июня 1999 г.

[63] См. "Приднестровье укрепляет торговые связи с Европой", Оливия Пресс, http://www.olivia.idknet.com/o108-02-03.htm от 3 февраля 2003 г.

[64] См. "ОБСЕ и провал "федерализации" Молдовы", Владимир Сокор, "Брифинги, посвященные политике IASPS: геостратегические перспективы Евразии", номер 13, 27 января 2003 г.